СТАТЬИ
ССЫЛКИ
 
 Карело-финская лайка - Финский шпиц :: Статьи

Статьи

ФИНСКИЙ ШПИЦ (КАРЕЛО-ФИНСКАЯ ЛАЙКА) И ОХОТА

Развитие охотничьих качеств

Из пёстрого крестьянского шпица получилась рыжая собака с гордой осанкой, с типичными для шпица чертами, огненным темпераментом, лёгким и подтянутым телом, с лёгкими и рациональными движениями, которая предана хозяину, лояльна по отношению к человеку и к тому же является непревзойденным "укротителем глухаря".

Для лучшей половины породы на этом поставленные цели считаются достигнутыми. Это констатировалось уже в 1892 году, когда финский шпиц был провозглашен национальной породой Финляндии.

Охотничьи способности финского шпица всегда и с самого начала были в центре внимания. Трудности имелись всё время. Уже в 1892 году Сандберг отмечал, что проблема существует. Дадим ему слово снова:

"Ещё несколько слов о финской лайке

Ещё в начале только что закончившегося года интерес, проявленный к нашей финской легавой (лайке) в спортивных кругах, имел тенденцию роста, что было отрадно для каждого друга этой собаки. Но год не успел закончиться, как многие южно-финские охотники переменили свои взгляды относительно охотничьих способностей финской легавой.

Собак, привезённых из северной Финляндии в южную, порой обвиняют в том, что они совсем не лают на птицу, а лишь на белку. Порой говорят, что в лесу их более интересуют белка и заяц, чем охота на птицу, и, кроме того, вообще жалуются на то, что они как непослушны, так и обидчивы и злопамятны, и даже бывает, что за действительные ошибки и дурные привычки их приходится наказывать.

Итак, что же может быть причиной подобного странного отношения к нашей финской легавой. Свои мысли я попробую изложить ниже.

Когда взрослая собака из северных финских лесов, где она почти без всякой дрессировки, ведомая только своим инстинктом и своей врождённой природной способностью, могла жить как полудикое животное, привозится в более населённые и цивилизованные районы страны, то попадает в условия настолько несходные с теми, где она жила раньше, что как по этой причине, так и по причине смены хозяина она бывает сбита с толку. Хотя её новый хозяин и опекает и кормит лучше, чем наш Тисти -давайте назовём нашу собаку так - питался в северных пустынных землях, всё же требования, которые к нему предъявляются сейчас, особенно то, что касается послушания, больше. Если раньше он слушался, когда сам хотел, то сейчас требуется от него абсолютное повиновение, когда его хозяин этого желает. Тем самым свобода, драгоценная свобода, которую он так высоко ценит, исчезает и он чувствует себя удрученным. Здесь мы предполагаем, что и собака обладает умением размышлять, на что многие действия этого умного животного и указывают. Тисти чувствует себя обескураженным также и по той причине, что сейчас ему недозволенно бродить вокруг, то, что раньше в своей молодости он мог делать, усердно охотясь как в компании хозяина, так и самостоятельно в свободных лесах хотя и скудной но все же ему родной местности. Так же его желание охотиться сейчас не удовлетворено в той степени, как это было раньше. Однако прежней охоте на белку он получил замену, также в виде охоты на грызунов, а именно на большую бурую домашнюю крысу, с которой он впервые познакомился здесь, в южной Финляндии, и весь его интерес перешел тем самым в охоту на крыс. Эта охота также подходит ему хорошо, так как в данных условиях с обильным питанием он чувствует себя бездельником и поэтому ищет развлечения. Затем когда в августе для его хозяина начинается охотничий сезон и Тисти действительно берут в лес, где ветер шумит в сосновых кронах и ему слышится самая чарующая песня, которую он слышал в своих северных родных лесах, то он снова начинает ощущать себя свободным и счастливым, полным жизни и охотничьего задора. Охотник возлагает на него сейчас большую надежду, но собака, которая ему была продана как хорошая легавая, - стыдно сказать - наш Тисти срамится! Среди этого множества елей растущих здесь в хвойных лесах или расположенных вдоль плато еловых лесопосадок, или возможно в самом лиственном лесу замечает он вдруг белку и начинает с большой страстью охотиться на этого резвого зверька, который так хорошо ему знаком по лесам родного края, и который настолько ему напоминает крыс в его новом доме. Встречается белка за белкой и этот лай продолжается без конца. Тисти так увлечён охотой на белок, что на птиц он и не смотрит - к большой досаде охотника, нового хозяина Тисти, у которого возникает презрение к этой рыжей косматой собаке. Хотя охота на птицу была для Тисти основным занятием и в родных северных лесах, вместе с тем ему позволялось лаять на белок, по крайней мере после того, как белка одевалась в серую зимнюю шубу. Ему не разрешалось охотиться на зайца, но на всё остальное - да: от маленькой ласки до царя леса медведя, на все, что могло пойти в пищу. Если его прежний хозяин имел стадо оленей, то возможно Тисти умел пасти оленей. Но во всяком случае его охотничья дрессировка всегда была неудовлетворительной. И вот сейчас Тисти стал никудышной легавой, презренным бездельником, которого еще можно назвать собакой для охоты на белку, но у которого нет никакой предрасположенности к облаиванию птицы. Хотя тот же самый Тисти в своей родной местности считался признано хорошей легавой, и это признание он честно приобрел, когда хозяин с его помощью подстрелил неисчислимо много дичи. Сейчас же он стал негодным, вероятно испорченным новыми условиями, в которых он оказался, хорошей жизнью и бездельем.

Мое мнение такое, что наша легавая, в которой крестьянская собака может сидеть до седьмого поколения, должна из поколения в поколение постоянно обучаться и готовиться к новым условиям, в которых ее хотят теперь использовать. Не нужно забывать, что лайка, как и любая другая собака, чтобы стать хорошей и оставаться таковой, требует большой и постоянной практики.

Эверторнео, 1.01.1892г.
Хуго Сандберг."

Охотничий тест
(охотничьи испытания)

Имеющиеся свидетельства об охотничьих тестах скорее всего показывают лишь недостатки в требовании "стоять и слушать". Следствием этого бывает, то, что собаки бегут в направлении полета птицы, но лают не на то дерево. Здесь мы приводим описание одного охотничьего испытания, имевшего место в начале XX века, и в котором участвовали самые известные рабочие собаки того времени:

" 20 сентября 1919г. тестировалась сука Минне. Вот судейский отчет: в 09.56 Минне отвязали и стали наблюдать ее умения. Она побежала со средней живостью, искала усердно и на значительном расстоянии. В 10.23 недалеко от сенокосного луга обнаружила глухариный выводок и пару раз пролаяла. Молодой глухарь взлетел и сел на вершину ели. В 10. 26 Минне залаяла на глухарку, вероятно мать семейства , но прекратила лаять до того, как мы успели подойти. Через некоторое время самка начала кудахтать, но не смотря на то, что Минне находилась поблизости, она этого не слышала. Она обнюхивала одну ель, и когда ушла оттуда, с этой ели взлетел молодой глухарь. В 10.15 она залаяла с вершины крутого склона, и мы увидели там двух летящих птиц. Лай был редкий, но отчетливый, место откуда он доносился менялось. Затем глухарка пролетела мимо нас, но собака не преследовала ее. В 11.23 Минне обнаружила еще одну глухарку, которую она облаивала, наверное, минут 13, после чего мы вспугнули птицу. Обнаружение было похвальным, а поведение - целесообразным и очень удовлетворительным. Она преследовала глухарку с желанием, бежала в среднем темпе и при обнаружении предполагаемого местонахождения птицы, она несколько раз пролаяла, однако птица была не там. В 11.47 Минне взяли на поводок, при этом она показала хорошее послушание.
81 балл. (По нашим правилам тестирования должен был быть 61 балл)
Судьи Р.Вальберг и Ю.Юлянне."

Минне была одной из самых лучших собак того времени, и многие пожилые судьи считают ее одной из самых лучших собак вообще всех времен. Но ее поведение при встрече с глухариным выводком было типичным для облагороженного "облаивателя" деревьев, который не слушает где сидят молодые птицы, а бежит вслед за глухаркой, которая даже в этом случае обманула собаку. Но нужно отдать Минне справедливость - другие тесты ей удавались гораздо лучше и тогда те свойства пустого облаивания деревьев почти не проявились.

Развитие охотничьих качеств шло тяжело вплоть до 50-х годов XX века. Хотя и были отдельные звезды, но не хватало широты. В конце 60-х годов, когда серьезно заявила о себе северная Швеция и начали поочередно проводиться международные соревнования, это положительно отразилось на породе. В первое десятилетие финские шпицы из Швеции превосходили своих финских собратьев. Но затем положение несколько выровнялось. Объяснение довольно-таки простое. Финский шпиц в северной Швеции был в первую очередь охотничьей собакой. Это означало то, что собаки похуже выбывали и разведение базировалось только на самых лучших охотничьих собаках. Основоположником этого пути был Уно Линдстедт с Торнедальской псарней.

Здесь мы снова дадим отчет о международном соревновании, из которого видно, как хорошая охотничья собака, даже в сложных условиях справляется со своим заданием:

" 14 октября 1972 года были проведены международные соревнования для лаек в Кемиярве в Финляндии. Состязания были сложными, так как птицы были пугливые. Судья Арво Петери и я, как шведский наблюдатель получили возможность увидеть запоминающееся зрелище.

Лучше всех собак проявил себя Уккос Ринне. Сначала собака обнаружила тетерку, а час спустя глухаря. Когда мы подошли на лай, собака пробежала ещё метров сорок и залаяла на глухарку и так далее.

В конце соревнования судейский отзыв в отношении Уккос Ринне был следующим: "Число обнаруженных птиц и облаивания - 6; число преследуемых птиц - 7. Поиск был быстрым и целенаправленным с умеренными интервалами. Похвальное облаивание. Точное обнаружение. Быстрое, продолжительное и бесшумное преследование. Лай хорошо слышался, был частым и ясным. Собака выносливая и послушная. 81 балл."

То, что развитие охотничьих качеств на родине породы оказалось приостановленным, было связанно главным образом с тем, что в период формирования породы основное внимание уделялось внешним данным, а основное охотничье свойство (стоять и слушать) было позабыто. Даже ещё в середине 80-х годов председатель финского комитета норм тестирования утверждал, что цели того, чтобы подобное свойство было присуще породе не существует. Но дискуссии по этому поводу дали свой результат. Было проведено всеобъемлющее тестирование элитных собак. После чего было отмечено, что 30% из них стояли и слушали, куда птица, улетающая из поля зрения, сядет. Этим собакам затем было значительно легче обнаружить птицу, и они точнее это делали.

Также нельзя отрицать, что у лучших собак нашей породы в генетическом плане охотничье наследие сохранилось нетронутым. Еще до своей специализации в охоте на птицу, они использовались в охоте на птицу и во многих случаях на медведя. Кроме того, они были хороши в охоте на куницу. Тогда как белка особо их интересовала лишь в некоторых случаях.

Деятельность по проведению охотничьих тестов не всегда только позитивно сказывалась на развитии породы. Прежние финские правила испытаний в большей степени базировались на внешнем факторе (красоте), что и сейчас составляет 25% от всех норм. Но все же новые нормы, удовлетворяющие умелых и требовательных охотников, благотворно сказались на качестве породы. Но когда судейский корпус разбух, их решения стали значительно различаться. Сейчас тенденция такова, что более учитывается внешний фактор, менее - охотничья компетенция. Подобные тенденции наблюдались также и в Швеции.

Чтобы противостоять этому, правила испытаний нужно сделать более объективными и вместе с тем менее гибкими. Уже в 1970 году в Швеции были составлены новые правила, которые были окончательно приняты 3 года спустя. В Финляндии воспользовались этими правилами, но дали им свое толкование. Не смотря на определенную косность и неспособность оценить действительный охотничий потенциал собаки. все же это был шаг вперед. Но опасность кроется в том, что многим судьям не хватает знаний традиций и знаний о лайке, как об охотничьей собаке. Поэтому в генетическом плане не существует гарантий, что собаки, получившие высокие награды, действительно обладают необходимыми охотничьими качествами. К тому же существующие правила недостаточно благоволят собакам, имеющим такое качество, как "слушать".

Склонность преследовать птицу с лаем во все времена для лаек считалась недостатком. Кажется, что этот дефект стал чаще встречаться в течение двух последних десятилетий (1970 - 1990 гг). Он находится в явном противоречии к требованию стоять и слушать. И нет никакого сомнения в том. что подобная собака менее пригодна для охоты. В местности небогатой дичью, особенно если встречается немолодая птица, подобная собака оказывается бесполезной и даже вредной для охоты. По этой причине подобная собака никогда не должна получать высокие награды на охотничьих испытаниях.

Но, не смотря на то, что порода еще имеет охотничьи недостатки и дефекты, лучшие сегодняшние собаки являются превосходными охотничьими собаками. Некоторых из них ни без основания награждают эпитетом "Укротитель глухаря". Этот результат был достигнут благодаря незаменимой помощи охотников и тяжелому труду некоторых благоразумных заводчиков.

В какой мере порода получила охотничьи гены извне (например, через Нятти?), в той мере в ней и развились охотничьи наследственные задатки. Несомненно, что сегодняшние самые лучшие собаки превосходят своих предшественников. Это является заслугой правильного разведения, то есть когда удалось объединить все хорошие качества и при этом избежать дефектов.

Такая собака хорошо поддается дрессировке, полностью справляется со своей задачей при охоте на боровую дичь, а также на другую живность (как-то куницу или медведя). Ей легко специализироваться на какой-либо одной деятельности. Она послушна и предана, вынослива и быстра, и кроме того настойчива и энергична.

Хотя такие собаки еще довольно-таки редки, среди представителей породы они однозначно имеются. Поэтому целью каждого серьезного заводчика должно быть стремление объединить все лучшее в породе и избежать дефектов, которые все еще имеются и постоянно угрожают результату.

Охотничьи способности

Нет никакого сомнения в том, что первые собаки этой породы были типичными охотничьими финскими шпицами, с широким спектром применения, но главным образом для охоты на небольшого пушного зверя, в первую очередь на белку. Также были собаки, которые были хорошо выучены для охоты на птицу.

Так как порода была сформирована охотниками представлявшими из себя людей "высшего сословия", для которых охота не имела никакой экономической подоплеки, то поэтому приоритетным был спортивный момент в охоте. Поэтому предкам финского шпица пришлось "изменить" свои охотничьи склонности и по возможности стать облагороженными лайками.

Подобное изменение может быть достигнуто двумя способами: через восприимчивость к дрессировке или сокращение охотничьих инстинктов. По всей видимости, специализация осуществляется обоими способами. В тех случаях, когда это происходило посредством уменьшения генетических охотничьих способностей, то пошло в ущерб для охотничьего развития породы. Это изменение было трудным и тягостным. Поэтому еще можно встретить особей, у которых отсутствует та склонность, которая позволила бы им стать хорошими помощниками на охоте. Сейчас можно встретить кобелей, которым недостаёт смелости облаять лося. Но также по-прежнему есть особи, у которых это древнее охотничье наследие сохранилось нетронутым; и тогда какой-нибудь необученный кобель с радостью бросается как на лося, так и на медведя. Встречаются также и такие особи, которые очень восприимчивы к дрессировке, поэтому они легко поддаются специализации.

Путь с начального момента до момента становления полностью обученной лайки все же долог. Чтобы хорошо справиться с улетающей птицей требуется терпеливое внимательное прислушивание, когда птица улетает из поля зрения или садится на дерево. Только посредством этого качества (здесь требуется хороший слух) собака может правильно установить место, куда птица села, даже если это происходит на расстоянии нескольких сот метров. Отсутствие этого качества делает невозможным успешную охоту на взрослого глухаря на большом пространстве в скудной на птицу местности.

Несмотря на то, что на существование этого качества указал в одной из своих статей в числе прочих Хуго Сандберг и оно было хорошо известно северным охотникам, о нем позабыли. Должно было пройти более 30 лет, прежде чем порода официально заполучила особь, чье уникальное свойство смогло быть задокументировано. Собаку звали Нятти и это был не породистый финский шпиц, а шпиц крестьянина-охотника. (Генерал Рааппана купил у него эту собаку) и здесь мы приведем рассказ о Нятти:

"Нятти была крестьянской собакой, но она настолько походила на финского шпица, что могла быть включена в породу. Она была первой собакой, у которой было задокументировано это свойство -терпеливое внимательное прислушивание, т.е. собака должна остановиться, когда птица улетает, и слушать, куда птица сядет. Это качество имеет очень большое значение и по существу является фактором. который означает развитие от собаки, облаивающей дерево, до истинной охотничьей лайки. Собака, которая бросается вслед за первой поднимающейся в воздух птицей, часто не справляется с глухариным выводком. Как правило ее короткое облаивание бывает направлено лишь на глухарку, которая старается привлечь внимание к себе, а все остальные обычно "исчезают".

С Рааииана часто охотился Федор Максимайнен, от которого генерал узнал много об охоте и охотничьих собаках. С некоторыми записями генерала Рааииана мы можем ознакомиться и сейчас:

"Однажды ясным осенним днем в конце 20-х годов мы бродили в приграничном с Иломанси районе. В пути мы подстрелили несколько птиц, которых нам в лесу вдоль дороги облаяла собака.

Затем мы снова услышали лай Нятти - настолько звонко раздающийся, что казалось, им наполнен весь воздух. Когда мы потихоньку приблизились, то заметили собаку с довольно-таки большого расстояния, так как лес был негустой. Я предложил своему спутнику расставить точки над "i". Сам я присел, чтобы лучше следить за развитием событий. (Два других моих приятеля - пристав Х.И. и Ф.Максимайнен продолжили свой путь в Ильянвару.) Оставшемуся Р.П. понадобилось какое-то время, чтобы приблизиться на расстояние выстрела.

Но не успел он выстрелить, как глухарка полетела. Собака сразу же бросилась вслед за птицей, но в этот момент еще одна самка полетела в другом направлении. Собака заметила и вторую птицу и остановилась, прислушиваясь. Мы были уверены, что птицы для нее уже потеряны. Однако собака побежала в направлении полета первой птицы и вскоре послышался ее звучный лай. Теперь была моя очередь попытаться приблизиться на расстояние выстрела. Я поспешил за собакой и нашел ее, лающей на небольшую сосну, в кроне которой я заметил птицу, чье внимание было обращено на собаку. Мне удалось подстрелить птицу, и я поспешил к собаке, чтобы дать ей заслуженную награду - птичьи лапки. К моему большому удивлению собака оставила эту добытую глухарку и быстро побежала - как позже выяснилось - ко второй птице.

Ко мне подошел мой спутник и я начал рассказывать ему о недавних событиях, но был прерван звучным лаем, который доходил с некоторого отдаления. Мы поспешили в том направлении, надеясь, что лай раздается с нашей стороны протекавшей неподалеку речки. Но обнаружили, что это не так. Нам пришлось идти до моста, но не успели мы перейти речку, как лай прекратился.

На другой стороне реки мы встретили наших друзей и от них узнали, что произошло. Когда они переходили речку по мосту, то услышали лай Нятти. Когда лай прервался, они увидели глухарку, которая летела с той стороны, где лаяла собака, и села недалеко от них. Через некоторое время они снова услышали лай Нятти, а затем выстрел. Вскоре они увидели Нятти, которая бежала прямо к дереву, на котором сидела глухарка.

Мы поняли, что Нятти должно быть запомнила и то, как вторая глухарка садится на дерево. И когда первая птица была подстрелена, собака быстро побежала ко второй, вплавь перебралась через речку и сразу же отыскала эту вторую глухарку, которую, однако, нашим приятелям подстрелить не удалось.

Это документальное подтверждение об удачном преследовании двух птиц, которые одновременно разлетаются в разные стороны, иллюстрирует наиболее блестящие действия собаки, до сих пор виденные мною."

Охотничьи качества

Охотничьи качества породы с самого начала были в центре внимания. Финский шпиц должен быть отменной охотничьей собакой. В этом отношении не может быть никаких компромиссов.

Чтобы вообще справиться со своим охотничьим заданием, собака прежде всего должна уметь находить дичь. Это сложное задание для лайки. Собака должна много передвигаться. Она должна искать быстро и быть выносливой. Кроме хорошей физической кондиции, собака должна иметь желание и энергию даже в тяжелых условиях делать свое дело.

Существует небольшая часть собак этой породы, которая полностью соответствует этому требованию. Такую собаку действительно можно назвать "ненаглядной радостью". Она всегда передвигается прыжками или галопом, но как и в любой другой породе охотничьих собак большинство особей все-таки похуже. Многие вялы и флегматичны. Их самый обычный способ передвижения - рысь. Такая собака никогда не доставит охотнику той охотничьей радости, по которой он так скучает.

Кроме того, собака должна иметь сноровку и понимание того, чтобы искать птицу на участках местности, на которых птица пребывает в зависимости от времени года.

Склонность к дрессировке тоже важное качество. Собака должна следить за своим хозяином и не охотиться по своему усмотрению. Нельзя отрицать, что имеется большой процент финских шпицов, которые слишком самостоятельны в своих поисках и передвигаются не контактируя с владельцем. Не очень-то весело постоянно звать собаку или проводить долгие вечерние часы в ожидании того, что собака заявится. Это медвежья услуга для породы использовать таких собак при разведении.

Послушание также важный фактор. К сожалению встречаются в породе еще много своевольных и непослушных собак. Однако самые лучшие представители этой породы очень послушны и лояльны. Требование, которое предъявляется к безупречной собаке, таково, что она в любой ситуации должна прийти на зов немедленно.

Успех охоты также предъявляет большие требования к органам чувств собаки. Обоняние должно быть безупречным. Молодые, как и не искушенные собаки обнаруживают птицу часто по случайности или в следствии упорного поиска, тогда как безупречные собаки, благодаря своему чутью, обнаруживают большую часть птиц, которые находятся в радиусе 500 м. Не смотря на то, что птица оставляет минимальный запах после себя, собака должна осилить длинные и затруднительные пробежки. Хорошее чувство обоняния предполагает также то, что собака обнаруживает птиц, сидящих на дереве, особенно при минусовых температурах и в условиях, когда земля покрыта снегом. Есть собаки с таким непревзойденным обонянием, что они в прохладную погоду могут совершать "воздушные пробежки", т.е. следовать по запаху воздушного следа, оставленного после себя птицей.

Слух очень важен. Собака должна, слушая, определить место нахождения севшей на дерево птицы на расстоянии до 1 км, что возможно при условии безветренной погоды. Искушенная собака часто останавливается на вершине холма или других возвышенностей, чтобы слушать. Птицы, которые находятся в движении на земле могут быть обнаружены на расстоянии нескольких сот метров. Слух у финского шпица обычно ухудшается уже в возрасте 10 лет. Тогда стает заметно, как ухудшаются и охотничьи способности.

Собака должна быть понятливая. Именно через удачу и неудачу собака имеет возможность развиваться. "Умная" собака может быть очень расчетлива и выучить птичий язык телодвижений. Тогда она знает, как нужно вести себя с пугливой птицей, так как собака уже знает, что такая птица улетает немедленно, если собака слишком резка. Хорошая собака также способна держать в памяти по крайней мере трех птиц, что является очень желательным качеством.

Относительно тона лая и слышимости имеется столько же суждений, сколько и владельцев собак. Требование, однако, простое: лай не должен пугать птицу, и его слышимость должна быть такой же, как и радиус поиска собаки. Кроме того, для охотника лучше, если он будет частым (100-140 взлаиваний в минуту). Тогда охотнику легче подкрасться на расстояние выстрела. Тон лая должен быть мягким и "жужжащим". Сильный лай в резком и высоком тоне вспугнет любую птицу, заботящуюся о сохранении рода. Слишком много финских шпицов обладают именно таким лаем.

У многих собак также слишком высокий порог лая. Но что касается молодых собак, то им бывает сложно в начале непрерывно облаивать сидящую на дереве птицу, которую не видно. Период облаивания бывает коротким и охотник не успевает подойти. Во многих случаях этот недостаток можно исправить с помощью усердных тренировок.

Слух является также существенным подспорьем при охоте на куницу, и его использование является важным фактором для собаки, специализирующейся именно в этой области охоты. Ранней осенью куница часто находится в открытой лежке в лесу. Когда куница слышит приближение собаки, она стремительно убегает. У собаки нет никакого шанса увидеть ее. Собака должна услышать шорох лап убегающей стремглав куницы и немедленно пуститься в погоню так, чтобы достичь зрительного контакта. Если это удалось собаке, то игра сыграна. Быстрая собака неотвратимо загоняет куницу на дерево.

Недостатками финского шпица, как охотничьей собаки, могут быть недостаточные усердие, быстрота и выносливость. Так же встречается много собак, которые преследуют летящую птицу с безудержным лаем. Такие собаки почти бесполезны в качестве охотничьих. Если молодая и заинтересованная охотой собака в такой ситуации пару раз взлает, а затем останавливается и слушает, куда улетающая птица сядет, то такой недостаток незначителен и обычно временный.

Склонность к гону возросла в 80-х годах. И этот рост обязан собакам из Финляндии.

Многие собаки не очень расположены к лаю. Хорошая охотничья собака должна иметь низкий порог лая, чтобы подать голос при слабом раздражителе, как, например, слабый запах сидящей на дереве птицы.

Послушная, хорошо обучаемая собака охотится только за той дичью, которая интересует ее владельца. Но есть слишком много так называемых трудновнушаемых собак. Они рады охотиться на белок, зайцев, оленей и других не желанных для охотника зверей.

В последнее время начали появляться собаки с плохой обучаемостью. Часто они охотятся своевольно и вообще имеют плохой контакт с охотником. Дефект этот очень серьезный и очень раздражает требовательного охотника.

Охота на птицу с лайкой выдвигает большие требования. Но нельзя отрицать, что есть собаки, которые соответствуют высоким ожиданиям. Что касается меня, то не смотря на то, что судил сотни собак на охотничьих испытаниях, я видел лишь одну собаку, которую бы мне хотелось заиметь, но она принадлежала другому. Это не в коей мере не означает, что финский шпиц как охотничья собака, хуже чем другие, скорее наоборот. Но когда у породы есть сложности с хорошей охотничьей формой, то вероятно можно сказать, что лишь очень небольшое количество собак являются совершенными охотничьими собаками.

Книга о финском шпице

вернуться к списку

 
О породе| Стандарт| История породы| Финский шпиц в России| Статьи| Выставки| Фото| Видео| Ссылки